О способности к принятию перспектив в психологии развития

Вопрос: «Почему люди не умеют принимать чужую точку зрения? Решило бы это проблему мира на земле?»



С точки зрения ответвления психологии развития, занимающегося изучением развития взрослой личности, — равно как и с точки зрения детской психологии развития, — способность принять чужую точку зрения (примерить на себя перспективу другого) возникает не сразу же, а формируется со временем — и имеет множество стадий усложнения, которые не обязательно люди достигают.


Способность к принятию перспектив развивается по мере прохождения этапов развития, исследованных такими учёными, как Жан Пиаже, Джейн Лёвинджер, Роберт Киган и др. (последние два исследователя фокусировались на взрослых, Пиаже и многие постпиажетианцы — на изучении детского развития).



Впервые способность по-настоящему принимать перспективу другого может возникнуть в возрасте 7–12 лет, когда формируется структура мышления конкретными операциями (сокращённо: коноп). До этого сознание индивидуума ограничено перспективой 1-го лица (только лишь своей точкой зрения), причём ребёнок на до-коноп стадиях не способен даже посмотреть на свою точку зрения со стороны (ибо сам акт объективизации своей точки зрения требует способности к принятию перспектив, или точек зрения). Это явление называется нормальным эгоцентризмом (если речь о ребёнке до 7 лет).


Однако по-настоящему способность примерять на себя разные точки зрения возникает на стадии развития формальных операций (формоп). Это объективная перспектива 3-го лица, объективный взгляд на вещи.


На коноп — и так называемой «конформистской» стадии развития личности — индивид воспринимает всё с перспективы 2-го лица, то есть той группы людей, с которыми он себя отождествляет. Объективно посмотреть на набор восприятий и убеждений, получаемый из непосредственного социального окружения, ребёнок c конкретным мышлением — и взрослый, находящийся на конформистской стадии, — всё ещё не может. Он погружён в «пруд» мнений своей группы, отождествляясь с ней (этот феномен имеет широкое название этноцентризма).


Только к старшим классам школы и особенно студенческому времени у индивида может формироваться структура формально-логического мышления, позволяющая посмотреть на свои убеждения и взгляды той референтной группы, с которой индивид отождествлён, как бы со стороны, опираясь на более объективные и беспристрастные критерии. Возникает более научное, критическое мышление, способное к гипотетическим рассуждениям («а что, если?» и «действительно ли это утверждение выдерживает экспериментальную проверку?»). Это психологическая перспектива 3-го лица, учитывающая линию времени и разные возможные сценарии развития событий.

Когда эта способность развивается ещё больше, это позволяет индивидууму принимать всё более и более сложные точки зрения (перспективы). Какие-то комплексные перспективы требуют очень комплексного мышления (способности к работе с перспективами 4-го лица и выше).



Каждый из этих уровней может быть сильно развит или же относительно слабо развит. Более того, взрослый человек может всё ещё иметь мышление преимущественно конформистской, конкретно-операционной стадии (и мышление большинства людей на планете находится на этой стадии мышления и самосознания: по некоторым данным, 70–80 % людей демонстрируют мышление конкретных операций и более ранние формы).


В общем, одна из причин, почему люди не умеют принимать чужую точку зрения (примерять чужую шляпу, примерять на себя разные перспективы), состоит в том, что, с точки зрения вертикального развития и психологии взрослого развития, большинство людей находятся на стадиях зрелости, где способность к рассмотрению разных перспектив сильно ограничена.


Также есть проблема культуры, где могут быть недостаточно распространены идеи необходимости развития критического мышления и упражнения способности принимать разные перспективы, включая и очень сложные.


Помимо этого есть вопрос эмпатии. Способность принять перспективу другого — это очень когнитивная, интеллектуальная способность. Но её важно дополнять способностью к сопереживанию, или эмпатии, то есть установлению эмоционального контакта и способностью чутко чувствовать эмоции, чувства и настроения другого человека, равно как и свои. Это относится к эмоциональному интеллекту.


Если когнитивный интеллект и эмоциональный интеллект находятся в балансе и достаточно высоко развиты и натренированы, а также если культура чествует способность упражняться в принятии и интеграции сложных перспектив, то это сильно усиливает способность к рассмотрению множества перспектив.


С точки зрения интегрального подхода Кена Уилбера, развитие такой мультиперспективной культуры, где всё больше и больше людей способны рассматривать и воплощать множество перспектив, или ракурсов рассмотрения, действительно является необходимым (пусть, возможно, и не достаточным) условием для возникновения мира на земле.


Ведь эгоцентризм и этноцентризм поддерживаются более ранними формами мышления, сконцентрированными на перспективах 1-го и 2-го лица, тогда как более высокие когнитивные, эмоциональные, моральные суждения возникают лишь при развитии способности к систематическому рассмотрению перспектив 3-го, 4-го и 5-го лица (описание психологических перспектив 4-го и 5-го лица см. в работах Сюзанны Кук-Гройтер, например статье «Разъяснение концепции „принятия перспектив“ в теории развития эго»).


Такие комплексные перспективы поддерживают подлинно мироцентрические формы смысла и социальной деятельности.

Дополнительно прочитать про стадии вертикального развития, изучаемые психологией взрослого развития, можно в книгах Кена Уилбера «Интегральная медитация», Билла Торберта «Исследование действием», Дона Бека и Криса Кована «Спиральная динамика» и др.


Текст написан в ответ на вопрос, заданный в сервисе «Яндекс.Кью».

Просмотров: 431Комментариев: 0