«Потенциал разума»: интегральное мышление Юлиана Шейнина

Обновлено: 6 янв. 2021 г.

Научно-популярный труд Юлиана Шейнина «Потенциал разума» (1983) можно считать сиквелом к книге «Интегральный Интеллект» (1970). Подзаголовок этой работы: «Противоречия НТР и подступы к их решению», — он, пожалуй, более точно отражает её основное фактографическое содержание, нежели название. Подавляющая часть «Потенциала разума» посвящена разбору различных фактов касательно научно-технической революции и основных, по мнению автора, трендов научно-технического развития общества — как конструктивных, так и потенциально апокалиптических.


Шейнин Ю. М. Потенциал разума. Противоречия НТР и подступы к их решению. (Диалог). — М.: Молодая гвардия, 1983. — 165 с. 50000 экз.
Шейнин Ю. М. Потенциал разума. Противоречия НТР и подступы к их решению. (Диалог). — М.: Молодая гвардия, 1983. — 165 с. 50000 экз.

Мне было интересно посмотреть, какой путь проделала эволюция авторской мысли за 13 лет, прошедших с момента публикации его «Интегрального Интеллекта» в 1970-м году. Кое-что важное — и, можно сказать, драгоценное — в книге есть (об этом чуть ниже), но, увы, в целом «Потенциал разума» оказался слабее по своей смысловой мощи и представляет собой преимущественно перечисление статистических фактов, совмещённых с многочисленными реверансами в сторону официальной советской идеологии.


Написанная в скоротечную «эру» Андропова, книга попала в лиминальное пространство, — по-видимому, она потеряла актуальность довольно быстро, ведь этот генсек ЦК КПСС умер в 1984 году (в то время как Шейнин необычайно много его цитирует), к тому же вскоре началась перестройка. Была ли атмосфера в андроповский период менее благоприятна для написания и публикации смелых и масштабных идей, нежели в конце шестидесятых и 1970-м? Как бы то ни было, оригинальная смысловая насыщенность книги мне показалась более разреженной в сравнении с «Интегральным Интеллектом».


И всё же по-прежнему приятно удивляет потенциальный размах разума самого автора, который в своих рассуждениях и прогнозах выводит человеческое самосознание далеко за пределы привычных пространственно-временных ограничений — планеты Земля в её сиюминутный исторический период (в одном месте, на стр. 149, его видение охватывает цикл «пульсации Вселенной», состоящий из 18 млрд лет).


Разумеется, теперь-то нам задним числом известно, что СССР не было суждено повести за собой «демократический авангард» прогрессивного человечества (разумеется, по версии автора — социалистического), продолжив свою космическую программу и доведя её до межпланетных, и что на несколько десятилетий лидирующую роль на планете занял тот самый «буржуазно-капиталистический» режим, который старательно критикуется Шейниным за политику милитаризма, гонки вооружений и разработку оружия массового поражения, способного уничтожить всё живое на планете.



Однако начинается «Потенциал разума» сильно и многообещающе. Настолько резким является этот контраст с основным содержанием книги, что остаётся только подозревать автора в том, что тот хотел написать совершенно иной текст. Прямо в эпиграфе к книге и введению автор цитирует, помимо прочих, Владимира Вернадского, Константина Циолковского, Александра Чижевского и Уолта Уитмена. С первых же строк читатель погружается в грандиозную картину взаимосвязи планеты Земля (а следовательно — и человечества) с окружающим космическим пространством. Шейнин описывает наблюдаемое учёными резкое повышение активности Солнца, на в результате гигантских солнечных бурь


«выделяется энергия, исчисляемая более чем двумя миллиардами миллиардов киловатт-часов. Такого количества энергии достаточно для того, чтобы удовлетворить потребность в ней большого современного города в течение миллионов лет. После каждой вспышки имели место возмущения в магнитосфере и верхней атмосфере Земли, вызвавшие нарушение коммуникаций и передачи электроэнергии, геомагнитные помехи и усиление северных сияний» (с. 5).

Автор сразу же переходит к всепланетной перспективе:

«К концу второго тысячелетия фиксированной истории человечества перед человеческим познанием открылись поистине космические горизонты парадоксальных явлений и процессов в жизни природы и общества, ещё недавно считавшихся невозможными. Не заставили себя ждать и спорадические попытки осмыслить их, как говорится, на лету, решительно переоценивая ценности знания наряду с перспективами его реализации, ведущими либо к термоядерно-нейтронному самоуничтожению человечества, либо к процветанию жизни на Земле и к началу активного освоения им космического пространства» (с. 6).

Шейнин называет период, в который вошло современное ему человечество «Эрой Космоса». Свои надежды на решение современных глобальных кризисов (милитаристских, экологических, финансовых и др.) он явно связывает не только с конструктивным технологическим прогрессом, но и с грядущим освоением сначала солнечной системы, а в отдалённом будущем — и межзвёздных пространств.


Цитаты Владимира Вернадского и Константина Циолковского в эпиграфе к книге «Потенциал разума» Юлиана Шейнина
Цитаты Владимира Вернадского и Константина Циолковского в эпиграфе к книге «Потенциал разума» Юлиана Шейнина

Основную новаторскую концепцию своей книги Шейнин раскрывает сразу же во введении, не делая из неё тайны — и, увы, на протяжении оставшейся книги так и не разворачивая её сколь-нибудь осмысленным, глубинным образом. Имеет смысл процитировать объёмный отрывок из введения с этой Главной Мыслью. Итак, Шейнин вкратце описывает свою концепцию Потенциала разума:


«Вместе с тем именно наше время сулит исключительные возможности для новых взлётов человеческой мысли, знания, познания мира, для умножения духовности, интеллектуальности человека. Мы живём в эпоху, когда количество накопленных знаний перешло в новое качество. 4 октября 1957 года человечество, услышав русское слово „спутник“, впервые осознало, что оно вступило в Эру Космоса, подготовленную всем ходом развития общественного и научно-технического прогресса. Мощные успехи фундаментальных научных исследований, микроэлектроники, ЭВМ, робототехники, помноженные на высокий уровень современного знания и образования, создают реальные условия для развития Потенциала разума (ПР).
Потенциал разума… Он включает в себя сложную гамму слагаемых. Назовём самые существенные: это состояние научного знания о природе и человеке как мыслящем, неустанно познающем её элементе; опыт и знания народных масс, спрессованные в тысячелетиях истории; научная интуиция как необходимый элемент познания; это система искусственных (машинных) усилителей умственных, интеллектуальных способностей человека: в науке она получила лаконичное название „искусственный интеллект“. Потенциал разума — это своеобразный работающий мозг планеты Земля» (с. 6).

На следующей странице автор описывает взаимосвязь Потенциала разума с «Красной книгой своеобычности мироздания (ККСМ)» — вторым ключевым для данного произведения понятием:


«Естественно, Потенциал разума развивается не абстрактно, не в вакууме. Он питается всем тем духовно-материальным богатством, которое создано человечеством на основе исторического опыта взаимоотношений общества и природы, общества и человека. Этот аккумулятор и генератор ПР автор условно называет — по аналогии с Красными книгами исчезающих видов животных и растений — Красной книгой своеобычности мироздания (ККСМ).
ККСМ — это долговременная историческая память человечества, сберегающая от временных утрат, от забвения, от недобросовестных истолкователей сокровища культурного опыта землян. Красная книга своеобычности мироздания — это своеобразная стартовая площадка для космического диалога с иными мирами и их возможным Потенциалом разума. По своей структуре и функциям она должна отвечать триединой формуле мироздания с его трёхмерным пространством, трёхмерным временем и трёхступенчатой эволюцией геосферы к биосфере и ноосфере — сфере Разума нашей планеты. ККСМ должна включить в себя прежде всего тот опыт и те знания, добытые человечеством за всю его многовековую историю, из интеграции которых вырастает триединая сущность Потенциала разума человеческой цивилизации будущего: всеведение, вездесущесть и всемогущество» (с. 7).

Все, кто знаком с интегральной мыслью Кена Уилбера или же читал мой обзор предыдущей книги автора («Интегрального Интеллекта»), вновь здесь смогут распознать отчётливый резонанс структуры мышления автора с интегральной структурой сознания, описываемой Уилбером и различными исследователями эволюции сознания и психического развития человека (Жаном Гебсером, Сюзанной Кук-Гройтер, Шри Ауробиндо, Робертом Киганом и др.). По сути, Шейнин предлагает обратиться к целостному, нередукционистскому синтезу всей мудрости и всего культурного опыта человечества. Именно стремление к интеграции досовременных, современных и постсовременных истин и является основополагающим принципом интегральной философии и ключевой чертой интегрального сознания как такового.


Словно бы вторя нашим мыслям, чуть ниже автор говорит о важности возвращения


«эзотерического знания из епархии религии в академию наук. Ибо наука была бы невозможна без диалектической логики, как ноосфера — без открытых современной наукой законов биогеосферы, дополняемых древним эзотерическим знанием» (с. 7).

Шейнин особо не раскрывает в книге тему эзотеризма, но в следующем же абзаце упоминает Платона и «его единомышленников», чуть далее — Аристотеля, Николая Кузанского и Данте, а где-то в середине книги вскользь упоминает экстрасенсорику при объяснении «гонений на ведьм». Последнее довольно интересно, так что я процитирую этот фрагмент целиком:

— Но почему ненависть церкви обратилась прежде всего на «ведьм»? Разве женщины в средние века не были наименее образованной и самостоятельной, наименее склонной к «инакомыслию» частью населения? Разве не находились они от рождения до смерти под всеобъемлющим контролем церкви?
— Безусловно. Но, я думаю, тенденция к «ереси» прямо пропорциональна такого рода контролю, как его интуитивное отрицание.
— Значит, прежде женщинам приходилось разыгрывать колдовскую карту?
— Скорее карту эзотерического знания. Но, как видно из самого определения этого понятия (знания для посвящённых), речь в данном случае идёт не о миллионах «ведьм», а лишь о нескольких природно одарённых женщинах, предположительно эк