Накопление напряжения, разрядка и секс (А. Х. Алмаас)

Как вы видите, установка отвержения возникает очень рано, как правило, в первые несколько недель или месяцев жизни. Организм нуждается в такой установке по причине несовершенства среды. Ребёнок пытается отвергать свою боль, страдание и напряжение. На базе такого отвержения боли основывается любое отождествление, которое исходит от родителей и превращается в суперэго. Установка отвержения, самопринижения и унижения, присущая суперэго, — по сути не отличается от ситуации, когда вы едите что-то и говорите: «Фу, мне это не нравится». Суперэго говорит: «Фу, тебе не следует таким быть». Позднее включается и анальное отвержение.



Личность — не что иное, как граница, которая отделяет нас от других людей, чтобы мы могли защитить себя от того, что мы считаем для себя вредным. Но когда вы блокируете свою часть, вы создаёте в теле напряжения и броню. У вас не просто есть боль, которую невозможно устранить, теперь вы подавляете или отталкиваете её. Тогда напряжение всё больше возрастает, что, в свою очередь, ослабляет вашу способность к здоровой регуляции и разрядке. И ситуация ухудшается. Ребёнок вынужден подавлять свои чувства, поскольку не может иначе избавляться от боли и отрицательных чувств. Однако постепенно здоровый цикл накопления напряжения (заряда) и разрядки, который мы называем автономной регуляцией, спонтанное сжатие и расширение, которое поддерживает нашу жизненную энергию, силу и бодрость, расшатывается; доверие и уверенность не развиваются по мере утраты невинности. Мы начинаем всё больше зависеть от внешних сил в плане снятия своих напряжений, что ещё больше усиливает отвергающую установку суперэго: «Если я буду достаточно хорошим, моя мать будет любить меня и поможет мне снять напряжение». Когда вы зависели от матери, в тот период и вправду вам стало бы лучше, если бы было достаточно любви, достаточно поддержки, достаточно принятия. Но, когда мы взрослеем, мы всегда хотим этой любви и поддержки и не чувствуем уверенности, что можем дать её себе сами.


И тогда мы начинаем проецировать образ матери на других, и пытаемся получить их одобрение, чтобы они любили и помогали нам. Например, это один из основных факторов, побуждающих заниматься сексом. Секс — это физическая разрядка. Мы возбуждаемся, а затем испытываем разрядку; поэтому секс в основном становится попыткой снять наши напряжения и боль. Мы видим, насколько глубокой является мотивация к сексу, она уходит корнями в первые этапы жизни. Мы словно хотим, чтобы наша мать пришла, накормила нас и создала у нас чудесное самочувствие, или хотим, чтобы она помогла нам отрыгнуть молоко. К настоящему моменту своей жизни у вас не развилась уверенность в том, что вы сможете сделать это сами — из-за ваших многочисленных блоков. Поэтому всегда возникает мысль: «Если я смогу отыскать прекрасного Принца/Принцессу, я смогу устранить все свои напряжения, и всё будет хорошо». В большинстве отношений другой человек требуется вам для того, чтобы вы могли почувствовать себя хорошо. Если он позволяет вам чувствовать себя хорошо, вы любите его. Если он заставляет вас чувствовать себя плохо, вы отвергаете его. Обычно мы хотим, чтобы другой человек регулировал наше состояние. Когда ваше напряжение нарастает, вы говорите: «Я люблю тебя, давай займёмся любовью». При этом секс вполне может мотивироваться и другими намерениями, такими как подлинная любовь и уважение, но чаще всего из-за накопившегося напряжения и желания испытать разрядку возникает непреодолимое влечение.


А. Х. Алмаас, «Свобода быть» (серия «Алмазное сердце», кн. 2; пер. А. Никулиной под ред. Е. Пустошкина и А. Нариньяни — издание в процессе подготовки)

317 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все