Развенчание мифа о «генах психических заболеваний»

Автору дилогии статей о развенчании мифов о генетическом наследовании Марине Гранатштейн, на мой взгляд, необходимо воздвигнуть памятник. Тексты опубликованы в передовом сетевом журнале «Нож» 13-го и 25-го июля (2022 года). Очень рекомендую выделить минут сорок — пятьдесят свободного времени и прочитать эти парадигматичные, почти детективные тексты.


Евгеника и расизм у истоков генетической психиатрии


В первой статье «Ненадежные близнецы. Как нацистские ученые заставили людей поверить в генетическую природу шизофрении и почему их выводы не заслуживают доверия» раскрывается связь истоков биологической психиатрии с расизмом, евгеникой и нацистской идеологией — вплоть до того, что знаменитые немецкие психиатры-нацисты, такие как Эрнст Рюдин, «Геббельс от психиатрии», были сознательно обелены их англо-американскими последователями, — что совершенно не удивительно, учитывая выраженный расизм Америки и Британии того времени, сильное эхо которого можно почувствовать и в современных беспорядках на расовую тему. Автор также рассматривает дефективность семейных исследований и исследований близнецов, до сих пор часто цитируемых в качестве (мнимого) доказательства «роли генов в наследовании психических заболеваний».


Скриншот статьи М. Гранатштейн «Ненадёжные близнецы» (журнал «Нож», 13 июля 2022)
Скриншот статьи М. Гранатштейн «Ненадёжные близнецы» (журнал «Нож», 13 июля 2022)

Гранатштейн пишет:

«Проблема в том, что, как и с „семейным“ дизайном, ни одно, даже самое качественно проведенное близнецовое исследование не в состоянии полностью „отцепить“ наследственность от социальных факторов. Весь метод строится на одном критическом допущении — на „гипотезе равной среды“ (equal environment assumption, EAA), которая гласит, что средовые воздействия для двух типов пар близнецов одинаковы. То есть что монозиготные близнецы не „ближе“ друг с другом, что с ними обращаются не более „одинаково“, чем с дизиготными, что их опыт „не более общий“. И гипотеза эта очевидно неверна. Об этом говорят не только повседневные наблюдения и опыт людей, но и результаты, собранные в процессе работы самими генетиками».
Скриншот из статьи Марины Гранатштейн «Ненадёжные близнецы»
Скриншот из статьи М. Гранатштейн «Ненадёжные близнецы»

Мифические «гены психиатрических расстройств»


Во второй статье «Мифический „ген шизофрении“: почему психиатрическая генетика оказалась дорогостоящим, но совершенно провальным проектом» Марина Гранатштейн освещает проблематику «ненайденных генов» психических заболеваний. Автор цитирует Кеннета Кендлера, одного из самых известных и часто цитируемых психиатрических генетиков мира: «Мы не нашли и скорее всего уже не найдем „генов психиатрических расстройств“».


Скриншот статьи М. Гранатштейн «Мифический „ген шизофрении“» (журнал «Нож», 25 июля 2022)
Скриншот статьи М. Гранатштейн «Мифический „ген шизофрении“» (журнал «Нож», 25 июля 2022)

Гранатштейн:


«Отсутствие серьезных находок в психиатрической генетике особенно бросается в глаза на фоне исследований, изучающих связь состояния психики с социальными факторами. Согласно исследованию, опубликованному в The Lancet в 2015 году, вероятность развития первого психотического эпизода была в 5 раз выше у людей, которые каждый день потребляли гибридную коноплю. Ирландские ученые обнаружили пропорциональную связь множественных травм (сексуальное и физическое насилие, травля, совращение в детстве, крайняя степень пренебрежения со стороны родителей, насилие на работе и дома и т. д.) с развитием психоза (у людей, которые пережили 5 таких травм, риск психоза оказался повышен в 50 раз). Английский исследователь и клинический психолог Джон Рид в книге „Модели безумия: психологические, социальные и биологические подходы к психозу“ приводит исследования, убедительно связывающие шизофрению и другие психотические расстройства с проблемами общества: бедностью, стрессом миграции, дискриминацией».


В связи с этим уместно упомянуть книгу известного эксперта по психотравмам Бессела ван дер Колка «Тело помнит всё». Ван дер Колк часто указывает, что у многих (если не большинства) пациентов с разными психиатрическими расстройствами и с самоповреждающим (аутоагрессивным) поведением в анамнезе есть история серьёзного эмоционального, физического и сексуального абьюза (в понятие абьюза входят не только активные травмирующие действия, но и пренебрежительное отношение и игнорирование эмоциональных потребностей ребёнка). То есть многие или, по крайней мере, целый ряд психиатрических состояний, скорее всего, могут возникать как следствие серьёзного психотравмирующего стресса в детстве (приводящего к формированию психотравмы развития и нарушений привязанности).


Скриншот статьи М. Гранатштейн «Мифический „ген шизофрении“»
Скриншот статьи М. Гранатштейн «Мифический „ген шизофрении“»

Если вернуться к статье Гранатштейн, она рассказывает о нашей «генетической зачарованности» и интересах больших фармакологических корпораций. Здесь я хотел бы подчеркнуть одно важное слово: пропаганда. Более благозвучным, но от того не менее зловещим синонимом термина «пропаганда» является термин «формирование общественного мнения» (или PR, public relations).


Книга основателя PR Эдварда Бернейса
Книга основателя PR Эдварда Бернейса

Невзирая на развенчанность идей о генетической «передаче» психических заболеваний, невзирая на то, что доказана значимость именно социальных, а не генетических факторов (а именно — плохое обращение, нищета, разруха в головах), мультимиллионные PR-машины «большой фармы» продолжают своё зловещее дело по перемалыванию общественного сознания и переформатированию его в угоду финансовых и властных интересов узкой группы лиц и стейкхолдеров (вы, наверное, осведомлены, что концентрация власти и капитала у крайне выборочного, ограниченного и герметически закрытого круга лиц и корпораций, попросту говоря, зашкаливает?..).

Гранатштейн:

«Выгоден биодетерминизм и в психиатрии — причем, возможно, еще больше, чем в иммиграционной или гендерной политике. Как пишет Левонтин, по распространенной логике „биологическая“ проблема предполагает „биологические“ решения. Раз шизофрения, БАР, СДВГ, депрессия — „проблемы мозга“, значит, решать их нужно в основном не социальными интервенциями, не улучшением жизни людей, а медикаментами. Этот подход помогает не только сэкономить (например, на поддержке семей с детьми), но и заработать. Если болезни „прописаны в генах“, значит, психоактивные медикаменты надо принимать не месяц и не три, не год, не два и не пять — а всю жизнь.
Генетические объяснения психиатрических расстройств делают из временных клиентов фармкомпаний клиентов пожизненных — с соответствующим (астрономическим) увеличением доходов».

[Если вы ещё не смотрели документальный фильм Адама Кёртиса «Век самости» (The Century of the Self), крайне рекомендую для ликбеза по теме пропитанности нашей цивилизации творчеством PR-конгломератов.]


Афиша, приглашающая на просмотр док. фильма Адама Кёртиса «Век самости»

Вряд ли есть смысл говорить о том, насколько институциализированная академическая, научная повестка может быть необъективна и волюнтаристски направляема вслед идеологическим и, главное, финансовым интересам той или иной узкой группы стейкхолдеров. Исследования важнейших для человечества проблематик требуют многомиллионных, а то и многомиллиардных, вложений и терпения, питающего десятилетия кропотливого труда. Но подобное финансирование, поддержку и кредит доверия получить невозможно, если на вас штаны неправильного цвета и вы не транслируете набор идеологических штампов, соответствующих «линии партии» научных грантодателей, усердно формируемой их спонсорами и заказчиками посредством пиара и лоббирования. Сегодня это звучит уже как трюизм.


Скриншот статьи М. Гранатштейн «Мифический „ген шизофрении“»
Скриншот статьи М. Гранатштейн «Мифический „ген шизофрении“»

Как подчёркивает Гранатштейн:

«Возникает ощущение, что психиатрической генетике, родившейся в тесной связи с евгеникой, каким-то образом удалось пронести свой евгенический „ген“ через десятилетия войн, тектонических сдвигов в обществе и научных революций. И это отличный повод еще раз вспомнить: научные результаты не спускаются к нам с неба на скрижалях; исследования и эксперименты проводятся людьми, у которых есть жизненные и политические позиции, „ученые“, которые что-то „неопровержимо доказали“, могут быть не лишены предвзятости и могут впоследствии оказаться неправыми; а наука не свободна от политики и запросов социума — особенно там, где речь идет о том, что представляет собой человек».

Если вы заинтересуетесь темой идеологии и политики научных и академических сообществ, то быстро найдёте соответствующие материалы. А без интереса, на деле подкреплённого раскопками и расследованиями (подобными тому, что блестяще проделала Марина Гранатштейн в указанных статьях), наша «картина мира» так и останется сфабрикована исключительно продукцией голливудских и нетфликсовских сценаристов и режиссёров, чьё мировоззрение зачастую просеяно через сито всё тех же идеологических штампов, обслуживающих конкретные финансовые и политические интересы. Таков левиафан той колоссальной махины, что последнее столетие системно занимается формированием общественного мнения.


Глобальной ноосфере человечества предстоит не только обогащение более целостными смыслами и исследованиями, но и очищение, «диетирование» в плане выявления, пересмотра и растворения множества «медиавирусов» и патогенных «мемов», которые встраивались в массы не только — и не столько — стихийным образом (по невежеству и мракобесию, что тоже, разумеется, является фактором), но и вполне систематическим, имеющим внутреннюю логику образом — на протяжении десятилетий. Каждому из нас так или иначе предстоит совершить личный, индивидуальный подвиг: взглянуть правде в глаза. Она зачастую нелицеприятна, но поистине освобождает, — пусть, возможно, и оставляет на какое-то время в одиночестве.


О термине «медиавирус» (из Википедии):

Дуглас Рашкофф в книге «Media Virus! Hidden Agendas in Popular Culture» (1994, — «Медиавирус. Тайные послания в популярной культуре», 2003) на различных примерах описывает, как [средства массовой коммуникации] манипулируют общественным мнением, продвигая интересы мира крупных корпораций.

Для успешного открытия истины, однако, необходимо пройти через серьёзное странствие по подлинному «самоавторству» (self-authorship), систематическому и целостному пересмотру и «выковыванию» своего мировоззрения, своей картины мира и её оснований. Увы, государства, международные корпорации и корпоративные массмедиа нам в этом не помогут.


В этой заметке я поделился собственными размышлениями, которые возникли по мотивам замечательных статей Марины Гранатштейн. Однако я совершенно не ставил перед собой задачи пересказать основные аргументы автора. Её тексты заслуживают внимательного самостоятельного прочтения и осмысления, — не лишайте себя этой возможности!


С учётом волны пересмотра некоторых «идеологем» психологии и психиатрии (см., например, развенчание «серотониновой теории депрессии») перед нами открываются захватывающие просторы тайн человеческой психики и её телесного воплощения. Человек снова становится таинственным и очаровательным существом, как и предсказывает интегральная мысль. Не удивляйтесь, однако, и PR-контрреакции со стороны медиаприслужников корпоративных интересов. На их стороне многомиллиардные бюджеты и столетний опыт лоббирования своих интересов.

173 просмотра0 комментариев