«Последняя дуэль» Ридли Скотта: брутальная проповедь ненасилия и децентрации сознания

Прекрасный фильм «Последняя дуэль» режиссёра Ридли Скотта со сценарием Николь Холофсенер, Мэтта Деймона и Бена Аффлека (по одноимённой книге) — одновременно и как художественно-историческая реконструкция материального и культурного быта феодального средневековья, и как психологическое отражение пережитков «патриархального эгоцентризма» — болезни, от которой страдает современный человек (возможно, правильно было бы написать: [недопост-]современный мужчина).



В отличие от чисто постмодернистских композиций релятивизм перспектив в этом произведении — лишь нечто первично кажущееся, ибо в конечном счёте всё синтезируется и сшивается во вполне определённой моральной и ценностной вертикали.


Можно ли назвать это произведение «метамодернистским», как нынче модно говорить? Трудно сказать, однако оно потрясает как мощная проповедь пацифизма (брутальные сцены человекоубийства лишь подчёркивают безрассудное зверство необузданных тестостероновых практик насилия) и важности эмансипации женственной перспективы и предельного уважения к голосу женщины (а не только лишь властного мужчины). Без этого «мужское» в своей слепоте неподконтрольно обуреваемо безумием всеподавляющего тщеславия, а «мужественное» оказывается заражено моральной слепотой.


В отличие от идеологически ангажированных произведений, в «Последней дуэли» подобный эмансипаторный морализм почему-то не вызывает раздражения (быть может, потому что он подносит довольно точное зеркало к каким-то явлениям, которые всё ещё наглядно присутствуют и в сегодняшнем обществе?).


«Последняя дуэль» невероятно красиво показывает, насколько глубоко каждый индивидуум живёт в туннеле субъективности, и никто не застрахован от инфекции эгоцентрической ментальности. В прямом переживании (феноменологии 1-го лица) я могу испытывать абсолютную уверенность в своей правоте, но моя субъективность в действительности в значительной мере может являться — и, как правило, является — продуктом активно функционирующих во мне когнитивных искажений, психодинамических защит и психотравматических блокировок; бессознательно усвоенных мною предрассудков, впитанных с культурой и никоим образом не отрефлексированных; просто конфликтов интересов, когда мне не выгодно различать правды иной, кроме своей собственной.


Дуэль двух или более туннелей субъективности (туннельных воль 1-го лица), забирающая на себя всё общественное внимание и стягивающая вокруг себя все доминирующие нарративы, отвлекает внимание от подлинных жертв притеснения и пренебрежения, по-настоящему маргинализированных групп и подавленных аспектов нашей человеческой природы.


Лишь балансировка перспектив 1-го, 2-го и 3-го лица (с соответствующими «модусами доступа» — активного задействования реалий этих перспектив) может позволить придти к цельной метаперспективе на событие. В психологии развития снижение эгоцентризма называется «децентрацией» и представляет собою важный тренд от меньшей к большей зрелости.


Имеет ли смысл смотреть на большом экране в качественном кинотеатре? Да. Гениален ли Ридли Скотт? Талантливы ли Мэтт Деймон и Бен Аффлек? Привнесла ли что-то важное Николь Холофсенер, которую попросили помочь с женской перспективой сюжета? Да.


В фильме присутствуют сцены жестокости и насилия, поэтому к просмотру он рекомендуется лишь взрослым с достаточно крепкими нервами.

90 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все